Выступление Алексея Миллера на пленарном заседании «Роль и место газа в энергобалансе мировой экономики» Петербургского международного газового форума

9 октября 2018, 12:15

Если говорить о том, какое будущее ждет газ, то давайте, наверное, зададимся временной рамкой и будем говорить о периоде до 2025 года. В первую очередь я хотел бы дать те прогнозы, которые есть у нас в «Газпроме» и которые касаются в целом мирового спроса на газ. Также, конечно, хотел бы остановиться на нашем видении европейского газового рынка, который является экспортным рынком №1 для «Газпрома», и, конечно, на азиатском — в первую очередь на рынке Китая.

Если говорить о мировом спросе, то мы абсолютно уверены, что в ближайшие пять лет газовый рынок, газовый бизнес, газовая отрасль будет уверенно расти. Это первый тезис.

Второй тезис. Этому росту ничего не угрожает со стороны других энергоресурсов. «Газпром» до 2025 года прогнозирует рост мирового спроса на газ на 17% или на 635 млрд куб. м. Также здесь необходимо отметить, что основной вклад в этот мировой спрос будет вносить Китай — около 30%. Китайский спрос по сравнению с 2017 годом — а те цифры, которые были названы, они базируются на 2017 годе как отправной точке — в Китае до 2025 года спрос, по нашим оценкам, вырастет на 80% — почти на 200 млрд куб. м газа. Мы говорим 195 млрд куб. м, но думаем, что эта цифра может быть больше.

Но, без сомнения, ключевым рынком для «Газпрома» является Европа. Уже в течение 50 лет это рынок №1 для нас. И в этом году, юбилейном, мы отметили пятидесятилетие начала поставок российского газа на европейский рынок. Отправной точкой этой работы является контракт с компанией OMV. Это наш первый контракт на поставку газа на западноевропейский рынок, это первая страна, которая стала покупать наш газ — Австрия. И мы имеем уже 50 лет надежного взаимовыгодного сотрудничества и партнерства.

Что нас, без сомнения, радует — это рост спроса на российский газ в течение последних лет. Вы знаете, что в 2017 году уровень поставок газа на европейский рынок составил 194,4 млрд куб. м. Это объемы «Газпрома». И это 8,4% роста к 2016 году. А сегодня мы идем с 6% роста, но уже к гораздо более высокой абсолютной базе предыдущего рекордного года. Это говорит о том, что по итогам 2018 года «Газпром» установит новый рекорд поставки газа на европейский рынок.

Но здесь надо отметить несколько моментов. Первый момент заключается в том, что абсолютный объем поставок будет больше 200 млрд куб. м газа. Что это значит? Это значит, что мы вплотную приблизимся, а может быть даже и достигнем цифры 205 млрд куб. м газа поставки на экспорт в Европу. Это соответствует максимальным годовым контрактным количествам суммарно по всем нашим контрактам поставок на европейский рынок. Суммарно будет достигнут 100-процентный результат наших обязательств, которые мы имеем перед партнерами.

И, без сомнения, мы фиксируем, что это новая система координат. Это ситуация, которую необходимо осмыслить. С другой стороны, мы видим, что спрос на российский газ и дальше растет. В частности, мы видим это в рамках тех переговоров, которые у нас состоялись, например, с компанией OMV на полях форума. Мы видим, что наши традиционные партнеры — это касается не только компании OMV — заявляют о намерении покупать у нас еще большие объемы газа. При этом надо понимать, что эти цифры являются очень-очень-очень значительными.

Поэтому мы с вами фиксируем — эта новая система координат говорит о том, что сегодня на газовом рынке сформировался рынок продавца. И это ситуация новая. Это не та ситуация, которая была еще десять, пять лет назад. Это первое.

Второе — это вопрос в отношении того, как востребованы некоторые экспортные газотранспортные коридоры. В частности, экспортный коридор через Балтийское море — газопровод «Северный поток». За последние 12 месяцев загрузка «Северного потока» — на 7% выше плановой проектной мощности. Напомню, что проектная мощность газопровода составляет 55 млрд куб. м, но технологические возможности позволяют экспортировать чуть больше. И за 12 месяцев мы поставили через «Северный поток» в Европу 59 млрд куб. м газа. То есть «Северный поток» как экспортный газотранспортный коридор из России востребован даже больше, чем на 100%. Это ответ на вопрос, нужен ли «Северный поток — 2». Существующие мощности работают выше проектных.

Здесь, конечно же, необходимо отметить, что сегодня уже ведется строительство газопровода «Северный поток — 2». Это, во-первых. А во-вторых, мы идем в рамках того календарного графика, который был принят участниками проекта с самого начала, работаем строго в тех сроках, которые были нами первоначально определены. Без сомнения, есть еще определенные вопросы по проекту. Но тот график работы, который есть сейчас, говорит о том, что мы абсолютно точно можем начать поставки газа по «Северному потоку — 2» с 1 января 2020 года.

Мы по «Северному потоку — 2» достаточно много дискутируем, хотя проект реализуется, и, что называется, все идет своим чередом. Но хотел бы отметить, что строительство газопровода «Турецкий поток» — речь уже о новом экспортном коридоре на юге — реализуется не просто в графике, а с его опережением. И буквально через два месяца мы закончим строительство морской части газопровода «Турецкий поток». Будут построены первая и вторая нитки. И, таким образом, газотранспортные мощности через Черное море для поставки газа в Европу будут созданы.

И, конечно же, если мы говорим о европейском рынке — без сомнения, мы говорим о тех запасах, которые есть у «Газпрома», которые есть у России. И я напомню, что извлекаемых запасов у «Газпрома» — 35 трлн куб. м газа. И мы здесь еще раз должны подчеркнуть, что никаких вопросов с нашими запасами с точки зрения полного удовлетворения спроса со стороны российских потребителей, со стороны европейских потребителей, в XXI веке не будет. Мы можем удовлетворить любой спрос и на внутреннем, российском рынке, и на европейском рынке, и на азиатском рынке. При этом, конечно же, мы здесь говорим в первую очередь о трубопроводных поставках. На европейском рынке трубопроводный газ играет ключевую роль в газовом балансе, в энергетическом балансе.

Если говорить о газовом импорте, то СПГ в настоящее время, по итогам восьми месяцев 2018 года, имеет всего-навсего 12%. Все остальное — это трубопроводные поставки. При этом, если говорить о поставках сжиженного природного газа на европейский рынок, то, конечно же, надо отметить снижение объемов поставок СПГ на европейский рынок за восемь месяцев этого года на 4,5 млрд куб. м.

Причина, конечно же, — это азиатский рынок. При всем том, что с 1 января 2018 года по сегодняшний день цены на газ в Европе выросли почти на 20%, цена на СПГ все равно выше. И самое главное, что цены на СПГ на азиатском рынке на одну треть превышают цены на европейском рынке. И в конечном итоге продолжается переток сжиженного природного газа с европейского рынка на азиатский. Эту тенденцию мы с вами фиксируем уже не один год. Но эксперты стали в последнее время даже употреблять такое образное выражение, что Европа для СПГ является «последним прибежищем».

Без сомнения, много говорится о новых планах поставок сжиженного природного газа, но абсолютно точно поставки трубопроводного газа из России всегда будут более конкурентоспособными, чем поставки сжиженного природного газа из каких-либо других регионов мира. Это не вызывает никаких сомнений.

Надо, наверное, несколько слов сказать о том, почему мы наблюдаем рост спроса на российский газ на европейском рынке. В первую очередь, конечно же, это снижение объемов добычи непосредственно в Европе. Здесь я бы назвал, в частности, известное месторождение в Нидерландах — Гронинген, где за последние пять лет объем добычи снизился уже на 23 млрд куб. м газа, и, по-видимому, будет снижаться дальше.

Среди других факторов — это, конечно же, принятие рядом стран программ выхода из угля. Здесь надо отметить программу до 2022 года во Франции, программу в Великобритании до 2025 года. Во Франции — в которой, мы знаем, традиционно доля атомной энергетики составляет большой процент — к 2025 году доля АЭС сократится с 70% до 50%. Эти факторы являются системными, и, еще раз подчеркну, говорят о том, что рост спроса на российский газ носит фундаментальный характер. Поэтому мы прогнозируем дальнейшее увеличение наших экспортных поставок.

Если говорить об азиатском рынке, то в первую очередь, конечно же, необходимо отметить, что рост спроса здесь пока покрывается за счет поставок СПГ. И что касается роста поставок сжиженного природного газа в целом на мировой рынок — как раз азиатский рынок и генерирует этот спрос на сжиженный природный газ.

Но здесь в первую очередь, наверное, надо посмотреть на Китай, который демонстрирует самые высокие темпы роста газового потребления. Мы знаем, что в прошлом году спрос на газ в Китае вырос на 15,3%, а за время с начала года по сегодняшний день — на 17,5%. Эти цифры впечатляют, и впечатляют очень сильно. Это, во-первых.

А во-вторых, если мы говорим о том, что трубопроводные поставки играют очень важную роль в надежности и стабильности газового потребления, то, без сомнения, доля трубопроводного газа будет увеличиваться. Китай — страна, где на севере, северо-востоке континентальный климат. И у потребителей в осенне-зимний период спрос возрастает, и возрастает значительно.

И здесь я сразу хочу отметить, что именно трубопроводные поставки газа, а не поставки сжиженного природного газа, позволяют фактически в течение нескольких минут нивелировать эти пиковые потребности. И, конечно же, попытки делать это за счет сжиженного природного газа — они гораздо менее эффективны. Это, во-первых. А во-вторых, они являются гораздо более дорогими. Поэтому абсолютно объективно на китайском рынке будет расти импорт трубопроводного газа.

Здесь надо отметить проект трубопроводных поставок российского газа на китайский рынок, который уже реализуется. И сказать о том, что мы, конечно, обсуждаем новые маршруты. Но в первую очередь, если говорить о проекте, который реализуется, который реализуется также с опережением графика, — это газопровод «Сила Сибири». На сегодняшний день проект уже готов на 94% со стороны «Газпрома», со стороны России. И не вызывает абсолютно никаких сомнений, что 20 декабря 2019 года начнутся первые поставки трубопроводного российского газа на китайский рынок.

Но мы с нашими китайскими партнерами, с нашими китайскими друзьями, конечно же, обсуждаем новые газотранспортные маршруты. В первую очередь я бы хотел отметить, что буквально в самое последнее время активизировались переговоры по «западному» маршруту. Мы наметили на самое ближайшее время ряд новых встреч и надеемся выйти на окончательные договоренности. Напомню, что основополагающие условия нового контракта по «западному» маршруту у нас с партнерами из CNPC уже подписаны. Там остается буквально только один вопрос — это вопрос цены.

Но вопрос зимних пиков на самом деле может быть решен еще быстрее для китайского рынка. Надо понимать, что те поставщики трубопроводного газа, которые сейчас есть у Китая, к сожалению, не имеют такой возможности — обеспечивать гибкость и сезонную неравномерность. И, подчеркиваю, с учетом тех компетенций, которые есть у «Газпрома», с учетом нашего опыта, а самое главное, с учетом уже построенной газотранспортной инфраструктуры в рамках проекта «Сила Сибири», без сомнения, очень быстрым путем является увеличение объемов поставок сверх контрактных по «Силе Сибири». И такая возможность в текущий период времени обсуждается.

Среди новых газотранспортных маршрутов в Китай обязательно надо отметить также возможные поставки с Дальнего Востока Российской Федерации. Это еще один новый экспортный маршрут.

Что касается китайского рынка. Необходимо отметить, каким образом растет импорт в Китай, в каких объемах. Если добыча в Китае выросла в прошлом году на 8,5%, то суммарный импорт СПГ и трубопроводного газа — на 27%. Мы только по этому году прогнозируем, что объемы импорта в Китай суммарно по году увеличатся до 120 млрд куб. м газа. Это просто колоссальная цифра. В Китае огромный потенциал и огромные возможности.

В заключение хотел бы отметить новые договоренности по проекту, который мы реализуем вместе с компанией Wintershall. Вчера к этому проекту присоединилась компания OMV. Это действительно очень важный, знаковый проект. Почему? Потому что это проект, который носит стратегический характер с пониманием того, что это проект сотрудничества наших компаний-партнеров на европейском рынке — Wintershall и OMV — по всей цепочке создания стоимости в газовом бизнесе: в добыче, в транспорте, в подземном хранении и в сбыте газа.

Компания OMV входит в проект добычи на ачимовских залежах 4А и 5А блоков Уренгойского месторождения. И мы вместе принимаем участие в реализации крупного газотранспортного проекта — «Северный поток — 2». А также мы вместе работаем и обсуждаем новые перспективы совместной работы в области подземного хранения газа в Европе. И плюс, конечно, компания OMV является великолепным, эффективным трейдером российского газа на европейском рынке. И, таким образом, компании просто-напросто распределяют риски по всем звеньям цепочки создания стоимости в газовом бизнесе. Без сомнения, это гораздо более продвинутая с точки зрения доверия между партнерами схема работы. Это не просто договор купли-продажи, а сотрудничество по всей технологической цепочке.

Это результат нашей пятидесятилетней совместной работы. И вчера мы с Председателем Правления OMV AG Райнером Зеле, когда подписывали документы в присутствии Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина и Федерального Канцлера Австрии Себастьяна Курца, отметили: с учетом того, что проект будет реализовываться до 2069 года — то есть в течение следующих 50 лет — успешное завершение реализации этого проекта станет хорошим подарком к 100-летию газового сотрудничества между Австрией и Россией, между «Газпромом» и OMV.

Спасибо за внимание!